Страница 252 из 252 ПерваяПервая ... 152202242250251252
Показано с 2,511 по 2,515 из 2515.

Тема: Криптовалюты, майнинг и т.д.

  1. #2511
    Регистрация
    02.02.2007
    Сообщений
    12,414

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от root169 Посмотреть сообщение
    4 классических истории про Дурова и TON от Фицджеральда, Уэлша, Сэлинджера и Достоевского

    Алоха. Для тех, кто проспал напоминаем. В прошлом году закрытый сейл криптовалюты Gram привлек рекордные $1,75 миллиардов. Ни до, ни после ICO столько не собирали.

    Долгое время от ее основателя Павла Дурова не поступало никаких новостей, что пугало всех криптокотанов. Ведь запуска блокчейна TON ожидали еще прошлой осенью. В голову то и дело приходила противная мысль: неужели снова скам?

    Но нет же, на днях появилась информация, что все на мази. И в марте запустят рабочую Mainnet. Криптокотаны обрадовались и трубят на всех углах, что с радостью купят Gram по 5 баксов за штуку.

    Мы тоже воодушевились, и решили представить историю Дурова и его TON в сюжетах классических произведений.

    “Великий Дуров”

    Павел был бедным парнишкой, который рано полысел. Но это не смущало его подругу детства, которая ценила другие качества: верность, доброту, романтику. К сожалению, суровые родители девушки были против. Они хотели найти ей подходящего партнера с кучей денег. Таким оказался основатель сети Ethereum Виталик Бутерин. Бабки испортили Виталика, он мало обращал внимания на супругу и посвящал много времени блокчейн-конференциям и объятиям любовниц.

    Дуров же пропал с радаров, ездил по странам и готовил свой крутой стартап. Когда парень запустил TON, он тут же купил себе особняк на Лонг-Айленде, вывесил зеленый фонарь и стал устраивать вечеринки. На одну из них попала его подруга детства, и тут же вновь в него влюбилась. Параллельно, Ethereum стремительно дешевел, а Бутерин все больше пускался во все тяжкие. Хэппи-энд? Нетушки. Любовь Дурова после ссоры с Виталиком, поехала с Павлом на электрокаре и случайно сбила насмерть любовницу мужа. Ее вдовец, посоветовавшись с Бутериным, убил Павла. Без своего создателя TON сильно притормозил, чем воспользовался злодей Виталик.

    “На коде”

    Павел Дуров с братом Николаем, девелопером Игорем и дизайнером Алексеем ведут праздную айтишную жизнь в Эдинбурге. Сидеть на работе 8 часов, ходить после смены в бары и снимать там телочек они не хотят. Поэтому парни зависают по квартирам и всяким коворкингам да хакатонам, закидываются ред-буллом и спидами и мутят всякие стартапы. До чего-то хорошего такой образ жизни довести не может. Дурова с Игорем ловят за кражей книги про Сатоши Накамото. Игоря отправляют в тюрьму, а Павла — в рехаб. Там он завязывает с наркотой и кодом, начинает жить по новому.

    Однако на прощание Дуров решается вместе с друзьями поехать в Лондон и собрать там бабок на Mainnet TON. Парни люто тусуются всю дорогу, пилят код, ломают голову над UI/UX. Когда они таки приезжают до точки назначения и собирают деньги, идут отмечать. Кроме Павла. Он остается в номере, сославшись на плохое самочувствие, а потом забирает все бабки и уезжает в Сент-Китс и Невис.

    “Над пропастью в крипте”

    Павла Дурова отчисляют из закрытой школы Пэнси за неуспеваемость. Он тяжело прощается с любимым учителем и уезжает в Нью-Йорк. Там он озадачивает таксиста вопросом: куда делись биткоины, украденные с биржи Mt Gox, и зовет на блокчейн-конференцию свою давнюю подругу — Прити Касириди. После конференции ребята идут на каток. Там Павел зовет подругу уехать с ним куда-то в глушь пилить платформу TON, потому что все блокчейны вокруг — абсолютное, мать его, ничтожество. Прити обижается и уходит. Дуров выпивает 4 порции виски, набирается смелости и звонит с тем же предложением Эмбер Болдет. Но она не берет трубку. Тогда парень встречается с Роджером Вером и жалуется ему на жизнь. Тот советует ему обратиться к психоаналитику и убегает дальше пиарить Bitcoin Cash.

    В итоге Дуров решает навестить младшую сестру, и признается ей в том, что его миссия — ловить всех криптокотанов, которые заблудились на криптовалютном поле и так и норовят свалиться в пропасть говно-блокчейнов вроде Ethereum, да направлять их пользоваться TON. Заканчивается все тем, что у Павла происходит нервный срыв и он попадает в психиатрическую лечебницу.

    “Двойник”

    Утро. Павел Дуров просыпается с дурным предчувствием. Он заходит на любимый Shitcoinoffering и видит свежую статью о свежем крутейшем блокчейне, который запустил Павел Дуров. Но это не TON, a FbON! Не веря своим глазам, парень решает напрямую написать редакции сайта в Telegram. Но не может найти его в своем телефоне. Из социальных сетей там только Facebook и Fb Messenger.

    Павел в ярости выбегает из своей каюты на космическом корабле в атриум и встречает толпу людей, которая сопровождает его двойника. Тот рассказывает, что собирается побороть голод, дать всем доступ к Интернету и спасти репутацию блокчейну. Девушки визжат, парни врываются аплодисментами. Дуров что есть мочи кричит: Стоп! Это не я, а Марк Цукерберг — моя дешевая подделка. Но его никто не слушает. Павел с горечью осознает, что его время и время TON прошло. Он слишком долго пилил стартап, и этим воспользовался его злобный двойник. Парень заходит в Facebook и пишет самый короткий пост в жизни: “Люди не любят ждать”. Занавес.
    кг/ам .

  2. #2512
    Регистрация
    24.07.2016
    Сообщений
    3,327

    По умолчанию

    Что-то в последнее время слишком уж много этих пирамид стало разводиться на рынке. Не приведет ли это к общему обесцениваю криптовалюты?

  3. #2513
    Регистрация
    09.04.2016
    Сообщений
    10,392

    По умолчанию

    Навеяло...

    Рыбные дни

    Историю другой съедобной валюты рассказал в 2017 году The Wall Street Journal бывший заключенный тюрьмы на Манхэттене. Наркотики, оружие и сигареты в ней чаще всего обменивали на пакетики с консервированным филе скумбрии. Стабильность «рыбных денег» обеспечивало то, что каждую неделю в магазин их доставляли фиксированное количество — по 14 на человека. Один синий пакетик примерно с 200 граммами рыбы соответствовал сумме около полутора долларов США.

    Наглядно иллюстрируя теорию субъективной ценности Людвига фон Мизеса, скумбрия не теряла своей стоимости, когда выходил ее трехлетний срок годности. Упаковки с рыбой, непригодной к употреблению, по всеобщему договору оставались в обиходе и назывались «денежной скумбрией» в противовес «съедобной скумбрии». Ценность такой пачки была эквивалентна примерно 75 центам. Одна самокрутка с марихуаной, таким образом, стоила осужденному трех пакетиков со свежим филе или же четырех — с просроченным.

    Скумбрия оставалась стабильной валютой в течение многих месяцев, пока один инцидент не обрушил ее курс. У одного из заключенных в камере нашли целый капитал, накопленный сугубо в «денежных скумбриях». Вся просроченная рыба была конфискована. Ее собрали в ведра и оставили на столе в столовой, так что кто угодно мог взять себе столько упаковок, сколько хотел, — результатом стала гиперинфляция.

    Из-за ненадежности и громоздкости еду как валюту используют далеко не везде. Бывшие заключенные, исследователи и журналисты сходятся в том, что самым популярным средством обмена в пенитенциарной системе страны остаются почтовые марки. Их легко переносить и хранить и, как и остальные товары, можно купить в магазине — но лишь ограниченное количество в неделю.

    Именно марки из-за их скромных размеров используют в самых крупных сделках как с наркотиками, так и в азартных играх — также популярном развлечении у заключенных. Благодаря связям в бандах и предпринимательской жилке, некоторые из них, находясь за решеткой, обеспечивают безбедное существование себе, своим друзьям и даже своей семье на свободе.

  4. #2514
    Регистрация
    19.09.2007
    Сообщений
    27,784

    По умолчанию

    у нас в армии была валюта, трехлитровая (вроде) банка с соленой капустой, ее можно было обменять у гражданских на любые ништяки, курс сейчас уже не помню.

  5. #2515
    Регистрация
    28.11.2004
    Адрес
    Владивосток
    Сообщений
    18,933

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от root169 Посмотреть сообщение
    Навеяло...

    Рыбные дни

    Историю другой съедобной валюты рассказал в 2017 году The Wall Street Journal бывший заключенный тюрьмы на Манхэттене. Наркотики, оружие и сигареты в ней чаще всего обменивали на пакетики с консервированным филе скумбрии. Стабильность «рыбных денег» обеспечивало то, что каждую неделю в магазин их доставляли фиксированное количество — по 14 на человека. Один синий пакетик примерно с 200 граммами рыбы соответствовал сумме около полутора долларов США.

    Наглядно иллюстрируя теорию субъективной ценности Людвига фон Мизеса, скумбрия не теряла своей стоимости, когда выходил ее трехлетний срок годности. Упаковки с рыбой, непригодной к употреблению, по всеобщему договору оставались в обиходе и назывались «денежной скумбрией» в противовес «съедобной скумбрии». Ценность такой пачки была эквивалентна примерно 75 центам. Одна самокрутка с марихуаной, таким образом, стоила осужденному трех пакетиков со свежим филе или же четырех — с просроченным.

    Скумбрия оставалась стабильной валютой в течение многих месяцев, пока один инцидент не обрушил ее курс. У одного из заключенных в камере нашли целый капитал, накопленный сугубо в «денежных скумбриях». Вся просроченная рыба была конфискована. Ее собрали в ведра и оставили на столе в столовой, так что кто угодно мог взять себе столько упаковок, сколько хотел, — результатом стала гиперинфляция.

    Из-за ненадежности и громоздкости еду как валюту используют далеко не везде. Бывшие заключенные, исследователи и журналисты сходятся в том, что самым популярным средством обмена в пенитенциарной системе страны остаются почтовые марки. Их легко переносить и хранить и, как и остальные товары, можно купить в магазине — но лишь ограниченное количество в неделю.

    Именно марки из-за их скромных размеров используют в самых крупных сделках как с наркотиками, так и в азартных играх — также популярном развлечении у заключенных. Благодаря связям в бандах и предпринимательской жилке, некоторые из них, находясь за решеткой, обеспечивают безбедное существование себе, своим друзьям и даже своей семье на свободе.
    14 пакетиков по 200 грамм в неделю на брата... Это почти полкило в день. По идее, если даже эту гадость жрать в 3 горла, то запасы расти как снежный ком будут... Опять журналюги что-то напутали.

Ваши права в разделе

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •